Тридцать лет со дня взрыва на станции Свердловск-Сортировочный

Воронка диаметром сорок и глубиной восемь метров, искореженные детали железнодорожных вагонов, вырванные рельсы и шпалы. Множество выбитых окон в домах по всему городу, гибель людей. Cотни семей остались без крова и личных вещей. Так началось для свердловчан утро 4 октября 1988 года.

 

Тридцать лет назад в 4:30 на станции Свердловск-Сортировочный произошел напугавший весь город взрыв. На несколько километров горизонта небо заволокло черным дымом.

 

 

Никто из жителей не мог понять, что произошло. В шлейфе новостей о Чернобыльской аварии и близости Белоярской АЭС свердловчане предположили тогда самое худшее.

 

Что же случилось на станции?

 

«Взрыв был в 4:30 утра. А радио заработало в 6:00 и сразу объявили, что произошел взрыв на станции Свердловск-Сортировочная. Это было такое облегчение, потому что предыдущие полтора часа мы думали, что произошел ядерный взрыв», — делится воспоминаниями один из пользователей Facebook в группе “Старый добрый Свердловск”.

 

 

В то осеннее утро произошло два взрыва. Сначала покатившись под уклон поезд перевозящий 46,8 тонн тротила и 40 тонн гексогена врезался в состав с углем, а вскоре сдетонировал склад горюче-смазочных материалов находящийся неподалеку. Грохот слышал весь город. Ударная волна распространилась на 10-15 километров и выбила стекла не только в районе Сортировки, но и на ЖБИ. В эпицентре аварии осталась воронка диаметром сорок и глубиной восемь метров.

 

 

По официальной версии погибли 6 человек, более 500 получили различные травмы. В большинстве случаев это резаные раны от осколков стекла. Взрыв произошел ранним утром, когда город еще спал, поэтому удалось избежать более тяжких последствий.
Территорию оцепила милиция. На место взрыва стянули железнодорожные войска, которые принялись экстренно восстанавливать полотно. Добровольцы направились разбирать завалы. Железнодорожное сообщение удалось запустить уже через 4 часа после аварии. На полное восстановление сортировочного узла ушло три дня.

 

 

Пострадавших расселили по гостиницам и в только что построенные квартиры. Ранеными занимались местные врачи, сотрудники Красного креста и Красного полумесяца. Был объявлен сбор средств по всей стране.

СМИ не молчали, большинство местных изданий публиковали материалы почти ежедневно, в течение месяца писали о взрыве и последствиях.

 

 

Вот какими были сообщения в СМИ

 

«Уральский рабочий» сообщил о взрыве 5 октября. Текст на первой полосе газеты: 4 погибло, 90 ранены, 359 семей без крова, объявлен сбор средств. Уровень пожара — 4. Подробности в репортаже на 4 странице. На следующий день в «Урке», так иногда называли газету «Уральский рабочий», сообщили, что движение на станции Свердловск-Сортировочный восстановили к 12 часам 5 октября.

 

 

Пострадавших жителей расселили в гостиницы и новостройки на Синих камнях, в больницах — 98 человек. Водитель СПОГАТ-3 В. И. Болошин перевел 2000 рублей в помощь свердловчанам, по тем временам это цена отечественного автомобиля.

Следующие выпуски, почти до самого конца октября, на первой и третьей полосе описывают ход восстановительных работ и поступающих средствах. К концу месяца новостей становится меньше. В финале – первая полоса газеты от 4 ноября содержала сообщение о пожертвованиях.

 

 

«На смену» начинает рассказывать на первой полосе 5 октября. «Хроника тревожного утра». Днем позже на первой полосе — «День новоселий» о выдаваемых ордерах на новые квартиры. В течение месяца выходит почти в каждом выпуске новый материал.

 

 

18 октября в рубрике «по слухам и авторитетно» редакция поясняет количество жертв взрыва. По данным судебно-медицинской экспертизы погибшими числились 5 человек.

 

 

«Советский журналист» — газета студентов Университета, выходила раз в месяц. Так, 10 октября на 2-3 страницах разместили фото и хронологию событий. Взрыву на Сортировке посвятили почти весь номер, вышедший в ноябре.

 

 

Городская газета «Вечерний Свердловск освещала события, начиная с 4 октября. В первых выпусках, 4 и 5 октября, указывали разное время взрыва 4.25 и 4.35 соответственно. Сообщения в следующих номерах часто касаются рабочих — штукатуров, плотников — занятых на восстановлении.

 

 

Последнее сообщение 31 октября, на второй полосе. В ноябре сообщений уже нет. Не только местные, но и всесоюзные газеты известили о событии жителей других городов.

«Комсомольская правда» 7 октября на 4 полосе сообщила подписчикам счет для перечисления денежной помощи пострадавшим.

 

 

Сообщение о взрыве «Известия» разместили уже 4 октября, в котором приводят цитату главного инженера Свердловского управления железной дороги Б. Мацкевич, утверждавшем, что виновницей произошедшего является диспетчер Татьяна Хамова, хотя последующие расследование и суд вину не подтвердили.

Величина воронки согласно материалу — 60 метров диаметре и до 10 метров глубиной. Корреспондент резонно сокрушается о всеобщем разгильдяйстве, приводящем к подобным трагедиям, ведь несколько месяцев назад произошел аналогичный взрыв в Арзамасе. Там жертв было много больше.

 

 

Казалось бы, жертв должно быть больше, ведь столько семей оказались без крова. Как отмечают современники события, определенная часть населения, так называемый люмпен, в ближайших к железной дороге домах были только прописаны и достаточно плотно.

Фактически они проживали в других местах, это спасло их жизни и дало им право получить квартиры в только что построенных домах в микрорайоне Синие камни, предназначенные работникам других предприятий. По слухам, некоторые граждане, ждавшие этих квартир по два-три десятка лет, не выдерживали такого поворота событий, в отчаянии, совершали суицид. Поселившиеся в гостинице жители Сортировки, простой люд, готовили в номерах, чтобы обменять у таксистов талоны в столовую на алкоголь.

Есть отдельная история история про сторожа, который дежурил в школе. Он самовольно покинул пост, ушел в гости. В результате — остался живым. Кого-то спасло от осколков одеяло, накинутое заботливой матерью за несколько минут до взрыва. Наверное, каждый из живших в то время в Свердловске может вспомнить случаи мародерства, мошенничества, или счастливого спасения, а также дела добра и милосердия.

Следствие предусматривало несколько версий: взрыв в результате теракта, самовоспламенения взрывчатых веществ и нарушения требований безопасности МПС. В итоге, расследовав в 1989 году дело, его все же отправили на доследование. Виновной признали  стрелочника Татьяну Хамову. Дело слушалось Челябинским областным судом. Татьяну Хамову признали виновной, но по статье 6 УК РСФСР, в связи со сменившимися обстоятельствами дело прекратили.

Также, из-за аварии перевозку взрывчатых веществ стали осуществлять по другим путям, построили тупик. Изменились ГОСТы.
Хочется отметить, что если бы в 1988 взрыва не случилось, а учитывая организацию движения на станции, авария могла бы произойти несколькими годами позже, к примеру в 1992 году. В развалившейся стране вряд ли за месяц восстановили окна, расселили людей, а на лечение могло бы не хватить сил.

О случившимся подробно рассказывало Телевизионное Агентство Урала в 1997 году.

 

Автор материала: Анна Катц. Фото: 1723.ru, Свердловская научная библиотека имени Белинского. Видео: Телевизионное Агентство Урала.

Добавить комментарий